Новости могут быть интересными!

Путеводитель по Киеву

Loading...

Достопримечательности советские, российские, польские в Киеве исследованы и розпропаговани, давно разработаны экскурсионные маршруты для ознакомления с ними. Более того – в экскурсбюро столице вам и сегодня предложат пройтись по местам русской или советской славы, выслушивая о добрых царей или героический «Арсенал» и красных подпольщиков.

В новом же путеводителе «Киев XIX – XXI вв.», Изданном Национальным газетно-журнальным издательством, известный историк и культуролог Игорь Гирич подает сугубо украинское видение города, рассказывает о личности и события, которые создавали Киев как современную столицу украинского государства. При этом автор, конечно, не обходит и греческих, армянских, чешских, немецких, польских и еврейских памятников. «В путеводителе объединены истории зданий и людей, – рассказывает Гирич. – Помещен фото не только улиц и домов, но и портреты лиц, связанных с ними чего до сих пор не практиковалось». Историк предложил семь маршрутов (обозначенных на специальных картах) – четыре по старому городу, и по одному – по Подолу, Печерске, Крещатике и Липках. Любой может, держа эту книгу, уходить в собственную путешествие городом, знакомиться с сохранившимися зданиями, читать из книги о выдающихся личностях и исторический контекст. Пока же господин Игорь согласился провести для читателей «УМ» небольшую экскурсию «на расстоянии».

Как Киев «польский» делали «русским»

Начинаем экскурсию от метро «Театральная». «Район, где теперь улица Богдана Хмельницкого, назывался когда-то« Новое Строение », – рассказывает Игорь Гирич. – Его начали застраивать, когда разрушили валы старого Ярослава города. 150 лет назад здесь было «чистое поле», паслись козы и коровы, стояли дровяные склады. А когда в 1830 – 31 годах произошло польское восстание, царь Николай I подавил и решил сделать из Киева большую «третью столицу» Российской империи, превратить город в центр русификации Юго-Западного края ».

Историк напоминает, что в 1860-х годах Киев, что до этого был «польским», становится культурно и политически российским городом, хотя украинское тогда еще преобладали здесь этнически. Однако к середине XIX века каждым третьим жителем Киева был российский военный. В 1830-х царская администрация уничтожила остатки Магдебургского права (еще действовало на Подоле) и завела русские порядки.

Киевский университет святого Владимира в «Новом Строение» также должен стать базой русификации. Впрочем, как ни странно, он формировал украинских интеллектуалов. Вот несколько фигур, связанных с университетом – Костомаров, Кулиш, Шевченко, Чижевский, Грушевский, Антонович, Драгоманов, Ефремов. «Первый ректор Михаил Максимович первым среди историков предложил смотреть на историю тогдашней Российской империи не из колокольни Ивана Великого в Москве, а с Андреевского холма в Киеве», – отмечает господин Гирич.

Кузница академиков

На улице Богдана Хмельницкого сохранилось здание и чисто украинского образовательного учреждения – коллегии Павла Галагана. «Эта коллегия сыграла во второй половине XIX века ту же историческую роль, что и Киево-Могилянская академия в XVII – говорит историк. – Павел Галаган через Министерство образования добился, чтобы это был именно коллегиум, а не гимназия. Потому это напоминало о системе украинского образования, которая существовала в XVII веке. Заведение было русскоязычный, но упор делался на изучении предметов украиноведческого цикла. Подростки изучали украинский язык и литературу, историю и украинское право. Директорами гимназии были украинофилы XIX века – Нечипоренко, Науменко, Андроник-Степович. За 50 лет существования (до 1917-го) коллегиум подготовил около 1000 выпускников – казалось бы, немного. Но из них 100 стали профессорами, 5 – академиками Всеукраинской академии наук. Здесь учился неизменный секретарь ВУАН, знаток 115 языков Агафангел Крымский.

Вообще гимназический курс был рассчитан на восемь лет. А в коллегиуме Павла Галагана учились четыре года – только в старших классах. Работники, которые ездили по Украине, отбирали для этого образовательного учреждения лучших гимназистов-украинского. Студенты и преподаватели были здесь как друзья – встречались, чаевничал, ходили в гости. Было создано Общество выпускников коллегии Павла Галагана, оно выдавало «Ежегодники». В 1878 году в церкви коллегиума венчались Иван Франко с Ольгой Хоружинской.

Обращая на улицу Владимирскую, видим здание Первой киевской «элитарной» гимназии (теперь там «желтый корпус» университета). Всем известно, что ее закончили российские писатели Михаил Булгаков и Константин Паустовский, однако и знака нет, что здесь учились отец «государственнической» историографии Вячеслав Липинский, Петр Стебницкий, Александр Шульгин и многие другие украинских деятелей …

Вокруг Золотых ворот

Вот и Золотые ворота. «Мало кто знает, что в 42-м доме по улице Владимирской, где вход в метро, ​​когда был центр украинской жизни, – продолжает рассказ Игорь Гирич. – Здесь в цокольном помещении заседал Украинский клуб, которым руководил Николай Лысенко. Происходили презентации новых книг, концерты, празднования, лекции. Бывали здесь Леся Украинский, Грушевский, Петлюра и многие другие украинском. Это был дом выдающегося знатока казачества Василия Тарнавського. Прежде чем передать свою богатейшую коллекцию казацкой древности в Чернигов, он ее хранил в этом доме ». В этом доме была фактически создана Центральная Рада. Хотя до сих пор здесь нет соответствующей мемориальной доски.

Мемориальной доски нет и на здании неподалеку, на Ярославовом Валу, 6, где находилась редакция первой украиноязычной ежедневной газеты «Рада». Газета имела шесть отделов, в ней печатались выдающиеся украинские публицисты – Сергей Ефремов, Вячеслав Липинский, Спиридон Черкасенко, Александр Олесь, Людмила Старицкая-Черняховская и многие другие. Секретарем журнала некоторое время работал Симон Петлюра. «Каждый украинский деятель, находясь в Киеве, старался зайти в редакцию газеты, – рассказывает Гирич. – Впрочем выписывали газету только 3000 человек. «Совет» удерживали меценаты: Василий Симиренко и Владимир Леонтович ежегодно жертвовали по несколько тысяч, но 90 процентов средств жертвовал Евгений Чикаленко, из года в год продавая для этого кусок своего поля. Он говорил, что нация, чтобы существовать, должна содержать общенациональную газету. Интересно, что у финнов в то время было около 20 ежедневных газет с тиражом от 10 до 15000. А финнов было всего три миллиона. Нас было 30 миллионов и мы имели только одну газету. Вопрос – почему финны выиграли в борьбе за свободу и почему мы проиграли – после такого сравнения становится риторическим ».

Пулемет на отели

Впрочем, не совсем проиграли. Украинская революция стала новой ступенью для самоосознания. «Обычная» экскурсия украинского Киевом открывает глаза на простые истины, еще спрятаны за пеленой мифов. Скажем, о Грушевского и украинское войско …

Проходим мимо Владимирскую, 36. Когда-то это был отель «Прага», славен не только тем, что Ярослав Гашек дописывал здесь своего «бравого Швейка», но прежде всего тем, что на крыше этого отеля во время наступления русских войск на Киев в январе 1918-го Сечевые стрельцы поставили пулемет и остановили большевиков, не дав им уничтожить Центральную Раду.

С некоторых пор Михаилу Грушевскому стали приписывать слова о «ненужности армии». Впрочем, отмечает Игорь Гирич, Грушевский хотел иметь армию, максимально эту идею проводил. «Это миф, что Грушевский« распустил »трехмиллионную украинскую армию, – рассказывает историк. – Да армия была не готова воевать за идею украинского государства. Крылатой стала фраза Михаила Сергеевича: «Украинским хорошо поют, но трудно составляют армию». В Киеве было, кажется, шесть украинских полков – ни один из них не выступил в защиту Центральной Рады. Симон Петлюра лично общался с солдатами, убеждал. Однако они говорили: «Нам и большевики обещают землю, и вы – какая нам разница?». Зато галицкие Сечевые стрельцы сознательно воевали за Украину. Евгений Коновалец и Андрей Мельник были руководителями охраны Грушевского и Центральной Рады. 2000 Сечевых стрельцов две недели удерживали Киев в покое. И благодаря этому Центральная Рада смогла заключить Брестскую соглашение ».

Впоследствии многочисленные атаманы по лесам и оврагам боролись за собственные семьи и деревни. Но не имели единой украинской национальной – государственнической – идеи. Украинская войском стали воспитанные и обученные Сечевые стрельцы, а также студенты, хотя несколько месяцев поучились по украинским программам, и гимназисты украинских гимназий, дети членов правительства УНР, воспитанные в государственной идеи. Те юные крутян погибли, обороняя столицу своего государства, и стали символом, на котором впоследствии воспитывались молодые члены УВО и ОУН.

Впрочем вернемся к гостинице «Прага» и пулемета. Отель этот появился в центре Киева, потому что российская власть в свое время всячески поддерживала чехов, противопоставляя их австрийцам и немцам и рассматривая как будущих союзников в возможной мировой войне. Имперская администрация приглашала чехов в Киев, давала хорошие должности. Со временем предприниматели приобрели здесь усадьбы и основать чешские культурные учреждения. В 1913 году общественный деятель Вячеслав Вондрак приобрел дом по Владимирской, 36 и устроил там отель «Прага». Сегодня на стене этого дома есть мемориальная доска о Гашека и Швейка, однако памятного знака, Сечевые стрельцы остановили на этом месте большевистское войско, нет.

Как киевляне боролись с Богданом Хмельницким

«Здание нынешней СБУ на Владимирской строилась как земство, в 1920-х годах здесь был Дом труда или профсоюзов, здесь происходит действие романа Валерьяна Пидмогильного« Город ». В 1930-х годах здесь был НКВД в 1940-х – гестапо, затем снова КГБ, теперь – СБУ », – продолжает рассказ Игорь Гирич. Идем дальше по улице Владимирской.

В доме № 47 на протяжении 10 лет (с 1891 по 1901-й) размещалась частная Рисовальная школа Николая Мурашко. На то время это было единственное в Украине специализированное училище для будущих художников. Финансово поддерживал школу меценат Иван Терещенко. Здесь учились знаменитости: Александр Архипенко, Казимир Малевич, Николай Пимоненко, Фотий Красицкий, Иван Ижакевич, Валентин Серов, Михаил Жук. Этих художников знает мир, но на доме не о них никакого памятного знака.

Выходим на Софийскую площадь – здесь проходило вече и провозглашали универсалы Центральной Рады. Здесь, в Софийском соборе, во время Украинской революции впервые стали править службы Божьи украинском языке, здесь появилась Украинская автокефальная православная церковь, которую возглавил митрополит Василий Липкивский. А напротив тысячелетнего собора – бывшая тюрьма КГБ (ныне здесь размещается суд), где в камере предварительного заключения в 1972 находился поэт Василий Стус.

Вот и памятник Богдану Хмельницкому, что непростую историю. Его установили в 1888 году, когда в империи отмечали 900-летия крещения Киева. «Автор Эмского указа Михаил Юзефович считал, что памятник Хмельницкому поспособствует ассимиляции украинского. Мол, украинофилы хотят отделить Киев от Москвы, поэтому нужно поставить памятник «воззьеднувачу», чтобы напомнить, что «настоящая история творилась выдающимися лицами в пользу России», – рассказывает Игорь Гирич. – Монумент, по замыслу пропагандистов, должен был быть на коне. А в то время лишь фигура императора была изображаться верхом. Впрочем на возражения царя Александра II Юзефович отметил: «Но он так много сделал для России, присоединил Малороссию». И для Хмельницкого сделали исключение. Около 20 лет шла скрытая борьба. Киевляне-украинского были против такого памятника у святой Софии. Ведь украинская общественная мысль середины XIX века был отрицательным по Хмельницкого. Это уже потом были открыты архивные документы, написаны новые исторические труды. Состоялось переосмысления, и гетмана перестали осуждать ».

От Софии – в Лавру

На Софийской площади завершается наша экскурсия. Путешествуя дальше с путеводителем, узнаем еще немало интересного об украинских акценты Подола, Печерска и Липок. Посмотрим восстановлен Михайловский монастырь и сравним его с прежним, что на старинном фото, почтим светлую память выдающегося искусствоведа Николая Макаренко, который спас от разрушения Софийский собор, протестовал против разрушения Михайловского Златоверхого собора и был за это расстрелян. На Десятинной улице увидим дом, где жил известный меценат украинской культуры Василий Симиренко. На Андреевском спуске вспомним патриарха Мстислава (Скрыпника), который в Андреевской церкви проводил службы, восстанавливая Киевский патриархат. Вспоминаем знаменитого хорового дирижера Александра Кошица – он жил в том же доме, что и Михаил Булгаков, хотя памятной доски об этом там нет. Сойдя на Подол, в Киево-Могилянской академии, почитаем из путеводителя о выдающихся ее выпускников – Поликарпа Сикорского, Василия Липковского, Николая Борецкого, Александра Лотоцкого.

Узнаем много интересного о Крещатик и Печерск. Посмотрим дом на улице Городецкого, 9, где жил один из самых известных командармов Армии УНР, автор плана победной Чертковского офензиви Александр Греков (хотя там нет мемориальной доски). На улице Михаила Грушевского осмотрим Украинский национальный художественный музей, директором которого был известный Николай Биляшивский. Вспомним Даниила Щербаковского, не смог убедить большевиков не продавать наши музейные ценности и в знак протеста бросился в воду и погиб. Кстати, когда был еще Киевский городской музей, в нем работал известный археолог, открыватель трипольской культуры чех Викентий Хвойка. Печерский маршрут завершим в Киево-Печерской лавре – здесь узнаем о вкладе Лавры в развитие украинской культуры в XVIII века и русификации Лавры в XIX столетии.

СТОИТ ЗНАТЬ

К 1917 году украинским были в Киеве в меньшинстве. Украинский насчитывалось едва 16 процентов (для сравнения: русских – 50, евреев – более 18 поляков – 9 процентов). К тому же, хозяев и людей свободных профессий – социальной верхушки города – среди украинского было только 15 процентов, а основную массу составляли рабочие, служащие и прислуга. Поэтому становится понятным, как мало украинского влияли на политическую, экономическую и культурную жизнь города. И в этом заключается одна из причин поражения освободительной борьбы 1917-21 годов.

УКРАИНСКАЯ УЛИЦА

Отдельно в путеводителе «Киев XIX-XXI» написано об улице Мариинско-Благовещенская (ныне Саксаганского). Ее до революции называли «украинской улице», здесь можно было увидеть больше украинской интеллигенции. Жили (или постоянно заходили в здешних редакций журналов) Михаил Драгоманов с семьей, Владимир Антонович, Борис Гринченко, Михаил Старицкий, Николай Лысенко и Леся Украинский, художник Фотий Красицкий, Александр Конисский, брат Михаила Грушевского Александр, литературовед Владимир Перетц, Симон Петлюра, семья Шульгиных, публицист Сергей Бердяев. На месте шестнадцатиэтажного дома № 56 был дом, где на протяжении двух лет жил с семьей предприниматель, меценат и мыслитель Евгений Чикаленко. Здесь стояла церковь Мариинско-Благовещенская, где отпевали многих украинских деятелей. Ее тоже уже нет. На Саксаганского, 59 и 60 была первая редакция знаменитого журнала «Киевская старина», а в доме № 48 располагалась редакция иллюстрированного еженедельника «Деревня», в № 113 – редакция месячника литературы, искусства и общественной жизни «Пути».

МЕТОДОЛОГИЯ

«Мы создаем свой миф о Киеве»

Исторические вехи украинскости в столице на сегодня не только не отмечены мемориальными досками, но и остаются неизвестными широкой публике и даже специалистам-историкам. К тому же возникает вопрос: как относиться к улицам и зданий, оставшихся нам в наследство от империи – российской или советской? «Надо все это усваивать, – убежден Игорь Гирич. – Воспринимать как свое, как определенный этап развития. Все образовательные учреждения когда-то были русскими, жители Киева были преимущественно русскими. Однако мы с полным правом пользуемся этим наследием, как любая страна Восточной Европы. Мы же сейчас не говорим, что Таллинн – это немецкий город. А там до конца XIX века говорили на немецком, знаменитые таллиннские здания строили немцы. Это было полностью немецкий город. Эстонцы его усвоили, и это теперь удел ».

Мы создаем свой собственный миф о Киеве, исходя из настоящего. И если хотим, чтобы Киев был украинским, мы его просто таким делаем в современном информационном поле – на основе того, что сохранилось. «Миф, в хорошем смысле этого слова, – это наше представление о прошлом, – объясняет Игорь. – Представления формируется в каждый конкретный момент времени проживания современного человека. Каждый человек пишет свою историю Киева. Скажем, галлы жили на территории Франции, а потом исчезли. Но французы считают территорию галлов своей прародиной и частью истории – на том основании, что в настоящее время живут на этой земле. Хотя они и этнически, и культурно – другие. Для многих киевлян до сих пор «своишимы» является Паустовский и Булгаков, чем Липинский или Юркевич. Они ту культуру считают своей. Серж Лифарь был лучшим представителем парижского балета. Родители у него – украинское, он фотографировался в вышитой рубашке. Но пишет в своих воспоминаниях: «Мы, киевляне, были деникинцами. Когда Деникин пришел – это была наша власть ». Он был украинским по происхождению, но сознание у него была, как у россиянина. К украинской традиционной культуры не относился как к отдельной, что существует рядом с русским, а лишь как части культуры «великорусской». И таких было и есть много – потому что их так воспитывали в соответствии направленной образовательной системе. Мы – действительно «недоформована» нация. Сейчас самое время продолжать наше формирования. Мы таким образом можем избежать многих ошибок традиционных исторических наций, используя их опыт ».

p.s. Рады, что вы читаете Интересные-новости в нашем издании. Предлагаем поделиться ссылкой на наш сайт, пусть друзья узнают интересное от ledilid.com

Оставить комментарий